06.04.2016
комментарии | 1 502 просм.

Российская глубинка. Белая Холуница


За окном весна 2016 года, а значит — 5 лет прошло со времен событий, всколыхнувших наш тихий городок едва ли не впервые за минувшие 100 лет. Например, 5 апреля — довольно странный (ни торжественный, ни грустный) юбилей со дня второго пикета, на котором белохолуничане выразили несогласие с перспективой постройки АЗС на берегу Белохолуницкого водохранилища.

Как мы помним, тогда все началось с активных действий компании-застройщика, удививших местное население: «Как, здесь что-то будут строить? Кто решил?» А затем всплыл вопрос формально проведенных публичных слушаний, по результатам которых будто бы горожане согласились с размещением объекта с ароматом бензина в сосняке на побережье пруда. Тогда, 5 апреля 2011 года, по свидетельствам материалов СМИ, участниками пикета стали около 150 человек. Еще больше — около 300 человек — участвовали в первом пикете 25 марта. Такой «юбилей» заставляет задуматься о том, чему нас научили те события и что они изменили.

...Да изменили ли?..

_DSC8850

Один с сошкой, семеро... — благополучатели

Пожалуй, главное, что расстраивает — катастрофический разрыв между количеством белохолуничан, готовых тратить ради достижения неких общественных целей свое личное время, силы, нервы, деньги, и тех, кто готов «просто пошуметь», а лучше — развлечься без нагрузки на интеллект и руки. До сих пор даже на участие в сходах по микрорайонам приходят никак не более 30-ти человек, на общегородских собраниях по важным, касающимся всех вопросам человек 50-60 бывает, ну хорошо — 70 вместе с представителями власти. Это что, много? На 11 тысяч (ну, примерно) населения?

Рекордным по численности субботником стал прошлогодний на кладбище — порядка 70 участников, в том числе коллективные и с определенной идеологической подоплекой, ну да ладно — главное, дело сделано.

Сравните, пожалуйста: 300 и 150 человек на митингах, пара тысяч на увеселительных мероприятиях (говорят, в недавние лучшие годы на «Грейт Филде» в праздник Ивана Купала собиралось народу чуть не 4 тысячи!) — и 50-70 человек там, где нужно не в добровольно-принудительном, а в по-настоящему добровольном порядке заняться тяжелой, неприятной и неблагодарной работой.

Продолжим, что в ключевые моменты борцы нередко оставались с противником и вовсе один на один: судебный процесс против постройки АЗС вытянули практически парой Л.К. Цепелева и молодой сотрудник прокуратуры района Н.Ю. Смирнов. Сейчас вопросы защиты прав горожан по части ЖКХ тянет — соло! — В.Н. Мазунин. Да некоторые по-тихому в одиночку в масштабах одного своего дома, максимум — пары зданий. Просто не замахиваясь на большее и не грузя себя вовсе посторонними проблемами.

Сколько общественно важных тем вообще не имеют своего местного «куратора» — лучше не задумываться. Нет, правда, лучше не об этом.

Способностей большинства тех, кто громко возмущается отсутствием неких благ или несовершенствами нашей белохолуницкой жизни, хватает лишь на заботливо разносимые по учреждениям письменные работы на обобщенную тему «Кругом враги» или «Я и моя роль в истории Белой Холуницы». Некоторые и вовсе ограничились немногословным лозунгом в формате «Баба Яга против!» и достаточно мерзкой привычкой поливать грязью даже тех людей, которых они лично не знают — видимо, просто за то, что те люди не разделяют их пессимизма.

В то же время люди не молчат, интересуются, учатся чему-то, поднимают голову, даже постепенно уходят от практики анонимных жалоб под предлогом «А я себя не назову, потому что боюсь, что со мной будут сводить счеты». С каждым годом все больше становится тех, кто за себя готов бороться — причем бороться конструктивно, используя вилы и лопаты как орудие труда, а не как площадное оружие, а печально знаменитые автопокрышки — для ландшафтного дизайна, а не для разжигания костров и вражды.

Более 30-ти полезных, конструктивных, ощутимых по результатам общественных инициатив в нашем районе — это не пустяк. Их можно увидеть, потрогать руками, они приносят пользу и даже, осмелюсь заявить, радость.

Жаль только, что периодически сходят с дистанции их основатели: кто-то устал, кто-то разочаровался в городе и из него уехал насовсем. Да были бы живы, остальное образуется.

И все же хотелось бы, чтобы потребительское отношение в том числе к общественной активности уступило место большему конструктиву.

Кризис лидерства или лидеры, проверенные временем?

Будем откровенны: тогда, в 2011-м, без вмешательства внешней опытной силы в лице Артура Абашева белохолуничане вряд ли собрались бы на столь многочисленные пикеты в такие рекордные, можно сказать, сроки. Пока раскачались бы — кое-кто уж и открытие бы справил, шарики яркие надул и ленточку торжественно разрезал.

Однако стоит понимать, что массовые пикеты и митинги — это «средство скорой помощи», а не систематического долгого «лечения» проблемы. В общественной деятельности их применять нужно аккуратно и там, где действительно необходимо, в противном случае эффекта не будет либо он будет обратным. Вот и процесс против АЗС начался с двух массовых мероприятий, с двух «окриков», которые привлекли внимание и дали короткую остановку событий. А успех «сделан» был часами, проведенными на заседаниях суда, в работе с документами, консультациях с экспертами.

Показательно, что сейчас с того же самого начата активность за качество дорог в Кировской области. Первый митинг прошел (только даже не перед тем зданием, где сидят ответственные лица. Да еще в их отсутствие. Но о месте и времени проведения — чуть позже...) По последним данным, готовится второй. Понимают ли организаторы и активные участники, что последует дальше? Качество дорог — это не остановка одной стройки и не один судебный процесс. И потом, принудить что-то ДЕЛАТЬ сложнее, чем заставить что-то НЕ ДЕЛАТЬ.

И Бог судья тем мнившим себя оппозицией, которые предлагали тогда нашим общественникам свои услуги на возмездной (причем далеко не за символическую плату) основе либо фыркали: «вы все делаете неправильно!». И должностным лицам, которые хранили молчание, а потом — после победы — потихоньку признались (почти на ушко), что были «на стороне народа». И тем представителям «тоже простого народа», которые по-тихому вели в сетях работу в направлении «смиритесь, если не построят эту заправку — нам всем будет хуже». Тогда мы узнали цену некоторым будто бы независимым СМИ самого высокого уровня, различным организациям, которые по роду службы должны заниматься защитой прав граждан на благополучную окружающую среду. Узнали механизм работы с обращениями в Администрацию Президента, которые в итоге уходят для разбора... к тем, «на кого жалуешься» (строго говоря, это не совсем верно. Потому что жаловались на ситуацию, а не на конкретных людей, ничего личного). Было очень забавно получать ответы на наши обращения о том, что мы неправы, когад суд уже вынес решение в пользу общественности.

Результат — победа собственными силами в двух инстанциях. Полный запрет строительства. Заброшенный участок, с которого застройщик вывез-таки большую часть своей «утвари» (см. фото), а вот восстановление ландшафта пока так и не состоялось.

Артур Абашев, весь коллектив телекомпании «СТС-9 канал», Николай Пихтин, спасибо вам за поддержку, оказанную до исчерпания вопроса. Мы также получили рекомендации от председателя Союза за химическую безопасность Льва Федорова (о котором давно что-то ничего не слышно), не отказал в поддержке, но мало что смог посоветовать Олег Митволь.

Спасибо площадкам Democrator.ru и агентству «Федерал Пресс» — на них мы размещали новости о ходе процесса.

Спасибо Белохолуницкой районной прокуратуре, которая нас в иске против строительства АЗС поддержала.

Что дальше?

«Не надо бороться за чистоту — надо убирать», — гласит народная мудрость. Хорошо, когда находится лидер местный и неодноразовый, который эту суть ловит и умеет направить «энергию масс» (хотя выше уже сказано, какие там сверхмалые массы...) в конструктивное русло. При этом такому лидеру приходится не просто махать знаменами и кричать «Вперед!», но и делать массу все той же тяжелой, порой непопулярной и чаще всего неблагодарной работы. Нередко в одиночку, лишь потом находя поддержку. И с пониманием, что результат будет достигнут ненадолго, и вскоре опять все придется переделывать. Но — берутся и делают.

Надо было организовать оздоровительное движение для пожилых людей — создан под руководством Светланы Юдиной клуб «Второе дыхание», уж который год проводятся городские спартакиады и районные спортивно-культурные фестивали ветеранов. Нужны были дополнительные помещения под ветеранский клуб — под напором все той же Светланы Леонидовны было принято соответствующее решение, найдены спонсоры, организована (силами самих ветеранов) работа по ремонту и обустройству. Это сейчас-то, в разгар «кризиса»!

Нужно было раскачать работы по обустройству Аллеи Памяти — все та же Юдина, а также идеолог и активист проекта А.Е. Егорова назначали встречи, выводили людей на место, выпрашивали помощь техникой и материалами, работали до седьмого пота сами. Единственное, что им пока не удалось — это добитсья такой же самоотдачи от молодых своих помощников, обычно направляемых в «добровольно-принудительном» порядке во время определенных занятий. Молодежь трудится 40 минут, ветераны — по 4-5 часов.

Нужно было «поднять» каток в Сосновке — семья Ахлюстиных возглавила и реализовала. Нужно было революционно повысить посещаемость СКК «Здоровье» — за это взялся почти в одиночку А.М. Шуплецов и вытянул благодаря умелым рукам и светлой голове на хороший, стабильный уровень. Кстати, этим «завоеванием» — муниципальным спорткомплексом — мы тоже в некотором роде обязаны 2011-му году. Вопрос-то подняли тогда же. А то, не ровен час, быть бы «Здоровью» частными владениями с закрытым пляжем и сомнительными развлечениями.

Перечисляя наиболее крупные достижения наших общественных лидеров хотя бы в райцентре (а в сельских поселениях их не меньше! Взять хоть все процессы восстановления церквей, они же идут исключительно на общественных началах или за спонсорские средства, а не за бюджетные ассигнования!), стоит отметить: вряд ли кто-то из лидеров, «вытянувших» данные процессы, позовет людей «на баррикады», призовет к «деланию шума» и тем более к народным волнениям. Нет, «качать права» они умеют и при необходимости это делают, но как-то интеллигентно, деликатно, что ли.

Поэтому «все сто процентов пока не скачали», как сказал бы анекдот.

Причины того, что не достигнуты все общественные цели?

Возраст, квалификация и опыт подавляющего большинства лидеров. Только пенсионеры у нас ничего не боятся и готовы безвозмездно (и то не все) отдавать свое время обществу. Правда, им не хватает средств, технической оснащенности, иногда — правовых знаний, чаще всего — здоровья и опыта работы в информационной сфере. Не будем вычислять, что здесь играет ведущую роль — просто поблагодарим искренне и горячо. Больше-то опереться, считай, и не на кого.

Бюджетники зависимы от своих работодателей и четко сознают, чем для них обернутся выпады против работодательской политики.  Работники негосударственной сферы зависимы от работодателя тоже — но эта зависимость еще сложнее и неопределеннее. И даже если она исчерпывается денежным вопросом, она во многом ставит крест на участии работников разнообразных ООО и ИП в любом протестном движении.

Мешает подмена целей: вместо того, чтобы системно решить существующую и раз за разом проявляющуюся проблему, некоторые гражданские лидеры сосредотачиваются на личных противостояниях. Цели ставят — «уесть», «прижать к ногтю», «запинать ногами» некое должностное лицо, считая его и только его «врагом». Пока активист плюет ядом в адрес конкретного чиновника, действующее законодательство дает новые случаи нарушения наших с вами прав. Получается старая добрая забава — «борьба против» вместо «борьбы за». Результат налицо.

Если в дело вмешивается частный материальный интерес, основанный не столько на чувстве справедливости, сколько на личной меркантильности — вообще можно ставить крест на общественной составляющей.

Мешает удивительная порой разрозненность, «клановость», проявляющаяся даже в маленьких населенных пунктах сельского типа. Впрочем, это скорее всего индикатор: не так там все и плохо, если люди позволяют себе тратить силы на вражду внутри поселения, а не объединяются в попытках решить общую для всех проблему. Видимо, проблема еще не так достала? Тогда кому-то можно белой завистью позавидовать!

Законодательство... все там же

Вот хотите обижайтесь, хотите — ругайтесь, а я скажу: рядовых жителей с тех пор так ни в грош и не ставят.

Справедливости ради отмечу: никто ни разу не попрекнул белохолуницких общественников ни в личных беседах, ни на массовых мероприятиях «санкциями», которые были в итоге предъявлены застройщиком («Движение-Нефтепродукт») администрациям города и района.

А «тот самый» участок стал своеобразной «священной коровой»: в минувшем году вновь хотели изменить правила землепользования для него, разрешив строительство предприятий общепита. И вновь получили мирный протест общественности на публичных слушаниях: мол, не надо! Восстановить ландшафт, сделать частью зоны отдыха, а не тащить туда объекты, которые могут навредить территории (рядом же — зона отдыха, СКК «Здоровье», лыжня, тропа здоровья, где гуляют горожане начиная с дошкольного возраста).

За новыми же примерами игнорирования общественности далеко ходить не надо. На днях на очередном заседании районной Думы утвердили дату проведения очередных публичных слушаний — на этот раз по годовому отчету об исполнении бюджета района.

Угадайте, когда состоится это действо? В 10-00 часов 19 апреля 2016 года. На четвертом этаже здания администрации района.

Ничего не напоминает? Ну, давайте подумаем, кто придет в таких условиях на эти слушания.

У работников образования в это время уроки, у медработников — прием в поликлинике или работа в отделении стационара, работники торговли и фармацевты стоят за прилавком, работники леса давно у станка, за рулем, на лесосеке или эстакаде — кто 3 часа, а кто и все 4. В АТП уже обеденный перерыв, предприятия общественного питания давно этот обед приготовили и кормят своих посетителей, междугородные перевозчики на маршрутах, работники культуры обслуживают читателей, гостей музея и так далее. Массовый исход с рабочих мест состоится преимущественно в 17-00, хотя чья-то смена завершится в 16-00 и ранее, а кому-то и вовсе работать до 21-00 либо по суткам.

Кто остался? Пенсионеры, которые не записались на прием к врачу, не находятся дома в расстроенном здоровье, ожидая по 2 месяца планового помещения в стационар и не уехавшие к детям-внукам в Киров? Минус те, кто не на работе и свободен от домашних дел, но по состоянию здоровья не дойдут до 4-го этажа здания.

И... ураааа! — работники администрации! Вот они-то и придут на вышеозначенные публичные слушания, с блеском и без лишних (заметьте, возможно — неудобных. Особенно со стороны пенсионеров, которые по состоянию здоровья туда не дойдут...) вопросов проведут слушания, после чего вопрос можно «честно» закрыть...

Вопрос доступности проведения публичных слушаний в нашем районе я поднимаю на заседаниях Думы не первый раз. Подняла впервые — получила по-тихому замечание за нарушение регламента: мол, сиди слушай, а выступать без предупреждения не моги! Теперь подала вопрос в письменном виде, обозначив: мол, до каких пор публичные слушания будут назначаться в рабочее время рабочего дня в месте, недоступном маломобильным гражданам?

И тут же получила вескую отповедь: мол, проводим в соовтетствии с утвержденным порядком, а от маломобильных граждан до сих пор (!) ни одной жалобы на недоступность места публичных слушаний не поступало. И вообще, мы пытались проводить публичные слушания в 17-00, а все равно никто не пришел, в том числе представители редакции!

Минуточку, а чем работник редакции отличается от учителя, врача, рабочего или водителя? У него тот же рабочий день и те же должностные обязанности, которые нужно выполнять как минимум — но не ограничиваясь! — в часы работы. И все, что в эту рабочую необходимость не входит — а ход публичных слушаний редко бывает предметом отдельного материала!), а входит в сферу частных интересов какого-либо работника, должно (если подумать) реализовываться за пределами рабочего времени. В этом мы ничем не отличаемся от учителей, врачей, работников транспорта, торговли или промышленности. Которые не просто не обязаны, но и вовсе не должны отлучаться со своих рабочих мест, чтобы выразить свою гражданскую позицию.

И не только на публичных слушаниях. На митингах, субботниках, «днях сдачи ГТО» и прочих «общественных мероприятиях».

Можно подумать, что от нас требуют: мол, выбирайте что-то одно — или профессиональная деятельность, или гражданская активность (не псевдоактивность, а Активность. О!).

В действительности же все еще проще. Унизительно проще.

Всё на своих местах, или Кукиш Маслоу

Если взглянуть чуть отстраненно на всю нашу провинциальную систему, то оказывается, что ужасно в ней почти всё, но при этом все находится... на своих местах.

Почему маломобильные граждане не жалуются на неподходящее место и время публичных слушаний?

Да посмотрите на городскую среду — и сама постановка вопроса покажется смешной.

Какие публичные слушания, если невозможно реализовать простейшие права на элементарные блага — буквально физиологического уровня?

Фото-0324

Фото-0315

Фото-0317

(мне тут подсказывают, что я зря шумлю: мол, это же бывает буквально несколько дней в году! Правда! Но на каждом участке эти «несколько дней в году» — свои и разные)

Фото-0326

(ну вот, что я говорила! По центру, где должен быть тротуар — реально глубоко. Чтобы сохранить сухость, надо ходить в «болотниках»)

 

Фото-0306

(Эту дорогу ремонтировали в мае 2014-го. Подскажите, почему на практически новом асфальтовом покрытии лужи?)

Фото-0311

(давайте заодно оценим доступность среды на тротуарах. Тащите транспортир — замерим наклон влево...)

Фото-0312

(Еще один «привет пешеходам». Вода вот отсюд далее стекает во двор дома индивидуальной жилой застройки. Потмоу что дренажная система «умерла». И жильцы до сих пор милостиво терпят это... святые люди!)

Фото-0319

(Эту проезжую часть отремонтировали летом 2014-го. Почему на ней вода и куда деваться пешеходам? На обочину? Так по ней машины объезжают как раз! Им тоже в лужу неохота.)

Фото-0320

Фото-0328

(Люка здесь нет, покрытию 2 года. Откуда яма?)

В то время, как где-то говорится о некой «доступной среде» для маломобильных групп, в наших условиях среда местами недоступна уже здоровому и физически крепкому горожанину! И мест таких с каждым годом все больше. Бюджет же вечно пуст — еще указать бы, отчего он пуст...

Сюда же легко вписываются скамейки остановочных павильонов, которых либо нет вообще, либо они смонтированы столь высоко, что ими не воспользуются те, кому больше всего это необходимо.

Следующим «кирпичиком» легко становится система здравоохранения, в которой пациент заведомо неправ и ни на какие исключения рассчитывать не может. Даже после того, как «острые углы» нашей здравоохранительной системы задели непосредственно депутатов районной Думы, обуздать процессы в медобслуживании что-то не получается. Практически, что ни месяц — новая жертва, что ни неделя — очередная жалоба на конфликтную ситуацию. Неделя без жалоб — удача.

В этой системе стоит ли удивляться, что на том же заседании Думы утвержден перечень рыбоводных участков в Белохолуницком районе. Сайт областного министерства охраны окружающей среды рассказывает, что на заседании координационного совета по экологической политике 25 марта прозвучал доклад по вопросу формирования нового перечня рыбоводных участков на территории области – это связано с необходимостью исполнения новых правил определения границ рыбоводных участков, установленных постановлением Правительства РФ от 11 ноября 2014 г. № 1183. Цитирую: «осуществление аквакультуры (рыбоводства) не запрещает правообладателю рыбоводного участка устанавливать ограничение на доступ граждан к водному для осуществления любительского и спортивного рыболовства». Районные администрации получили рекомендации о необходимости одобрения муниципального проекта перечня рыбоводных участков депутатами районных Дум либо по результатам соответствующих публичных слушаний.

Что? Опять публичные слушания? Да еще попробуй проведи их по всем правилам, чтобы явились на них рыболовы-любители и начали задавать неудобные вопросы, замедляя достижение требуемого сверху результата? Нет уж, примем решением Думы от греха и шума подальше… Будут тут еще всякие «неравнодушные» нами командовать!.. Так, что ли?

Происходит элементарная вещь: общественность усиленно не пускают на следующие ступени пирамиды Маслоу. то есть выше «удовлетворения физиологических потребностей». Мотив прост: «пока боятся о собственной безопасности и элементарном комфорте, не полезут в большие дебри».

И тут, конечно, впору бы проснуться исследовательскому интересу: «А что за чем расположено на этой пирамиде?»

Вот, например, реализовать свое право на достойную городскую среду – это уже слишком высоко, туда уже «не пускают», особенно осенью и в период таяния снега. Хочешь ходить, не промочив ног? – ходи в резиновых сапогах, не помышляя за пределами помещений о какой-то «цивилизованной» обуви. Хочешь не разориться на химчистке (которой в районе в принципе нет)? Носи верхнюю одежду, пригодную к стирке, немаркую, неброскую, и нечего тут форсить! Или езди в частном автотранспорте и не скули. Или ходи мерзни с мокрыми ногами. Заболеешь, помрешь — твои проблемы, выживает сильнейший.

Вот так и идешь, ознакомившись с несколькими текстами праздничных посланий о том, «как мы вас, наши дорогие женщины, любим и уважаем», в праздничном настроении по предпраздничной мартовской улице, переходишь некий перекресток – и получаешь из огромных размеров лужи «душ» от водителя за рулем автобуса городского маршрута, который лично тебе никаких поздравлений не отправлял и вообще, может, сто лет как женоненавистник. Или идешь в феврале, наслушавшись про «защитников Отечества», «сильных мужчин» и то, как они «хранят нашу с вами безопасность», по нечищеной дороге с проезжей частью в одну полосу – даже машине с одним пешеходом там почти не разъехаться, а если те и другие пойдут в двух направлениях сразу – и подавно.

…и понимаешь цену некоторых слов. И позицию некоторых благ в растреклятой пирамидке.

Какое там гражданское самосознание? Какая политическая активность и экономическая самостоятельность? Какое творческое начало? Сиди, провинциал, мечтай о физической безопасности и сохранении, например, денег, плаченных тобой за не предоставленную тебе услугу! Сиди и помалкивай. А то сам можешь остаться без денег за уже сделанную тобой работу. Прецеденты были – и в условиях действующего законодательства нетрудно догадаться, что еще будут.

При этом, как ни странно, вроде бы находящаяся выше «самореализация» в некоторых направлениях поощряется. В спорте и творчестве, например. Победил в турнире? Молодец! Выиграл конкурс? Золотко ты наше, славный малый! На «Зарнице» красиво промаршировал да на митинге звонко выступил? Молоток! Проявил нужную активность на выборах – ну во-об-ще замечательно!

…Что-то насчитал, нарыл, требуешь восстановления справедливости и поиска виновных? Протестуешь против оптимизации, говоря, что «о народе вообще не думают»? Набрался наглости обсуждать, осуждать, требовать качества исполнения неких работ да контроля средств на их оплату? Предлагаешь за несовершенства с должностных лиц строже спрашивать да еще об этом где попало шумишь? Да ты, братец, смутьян! Щелк тебя по носу – скатывайся вниз пирамиды и не лезь, куда нельзя.

Почему нельзя? Кто решил, что нельзя? Тогда, в 2011-м, тоже многим казалось, что «нельзя». Сколько сил и нервов потребовалось, чтобы доказать, что можно и нужно? Сколько знаний и опыта не хватает теперь, в 2016-м, чтобы понять, где еще можно и нужно, а где – смешно, бессмысленно и отвлекает от более важных дел?

…Становится понятно, что в жизни пресловутая пирамида Маслоу – это некая сложная объемная фигура, по одним граням которой можно ползать, а с других тебя решительно пытаются согнать под самыми разными предлогами, чтобы шибко не умничал.

Возможно, господа, это просто фига. Фига Маслоу.

Но я не хочу заниматься исследованием поверхности этого кукиша. А всего лишь хочу жить в городе, который люблю, знать, что он в безопасности, что в нем нет незаслуженно обиженных и обойденных вниманием достойных людей. Что в нем можно идти по дороге, не опасаясь наезда лихача, весной и осенью не тонуть по колено в воде, а шагать по твердой поверхности и не прикрываться чем-то, чтобы тот же лихач тебя не обрызгал из безразмерной лужи.

Что в нем не уничтожают лес, не превращают в помойку пруд и реки, что не задумывают даже строить рядом с ними то, что строить не положено. Не живут по принципу «главное не провести, главное отчитаться». Верят в себя и не чихают на других. Не разрушают культурно-историческое наследие, потихоньку выводя его из соответствующих реестров и пуская под бульдозер. Не говорят «начни с себя» те, кто сам с себя как раз не начинает.

Не вытирают ноги об трудовые традиции, свысока глядя и посмеиваясь над работягами с многолетним стажем.

Этим грешат и фантастически преданные действующей власти, снисходительно слушая претензии тех, кто своим трудом уже свое благополучие заслужил, отработал многократно – и оппозиционеры, которые показывают себя великими радетелями за блага для современников, на деле же презирают всех не разделяющих их взгляды и не влившихся в их ряды, да что там – даже не воспользовавшихся их платными услугами! Пожалуй, здесь между отношением к жителям российской глубинки между оппозиционерами и провластной частью общества достигнуто устойчивое, но неприятное равновесие.

(Кстати, «оппозиционный» оргкомитет премии Кудрина «Гражданская инициатива» создал существенно более доступные условия для подачи заявок, чем опекаемая государством аналогичная премия ОПРФ «Я — гражданин!», но об этом я минувшей осенью уже писала).

Соблюдать интересы «черни», по-нашему – «электората» – всем кажется смешным и нелепым. Правда же, однако, в том, что при определенных условиях жизнь этого «электората» становится столь невыносимой, что он либо вымирает, либо люмпенизируется и спивается, либо разъезжается по населенным пунктам с менее грустной судьбой. И в один прекрасный момент оказывается, что некоего поселения, собственно, уже и нет. А значит – ему не нужны администрация, управления, ему уже больше ничего не нужно, кроме разве что памятника деревне – или памятника городу-призраку? – ценой тысяч в 50, поставленного в сентиментальном порыве выходцами из этого населенного пункта.

Почему-то почти никто не пробует воплотить фантастическое «Люди стали всем довольны. Они больше не тратят время на решение элементарных жизненных вопросов. Они не несут материальные потери из-за наших косяков, они перестали обижаться на невнимание и непонимание, они перестали разделять себя и представителей власти и начали действовать с нами в одном направлении, в результате чего мы все оказались не в обиде».

Говорят, на это совершенно точно не хватит никаких средств. Но никто и не пробовал найти предел – «А сколько это – чтобы хватило на всё и началась Совсем Новая Жизнь?» Ну хоть ради научного эксперимента.

А дальше? Вроде все понимают: обогреть огромную ванну воды кипятильником, рассчитанным на кружку, невозможно. Но не у всякого возникает мысль встать и пойти за хворостом либо озадачиться поиском иных источников энергии. Легче вывесить на холодной емкости транспарант «Нам тепло и мы довольны!». Еще легче обосновать пользу низких температур (привет, хвалившие некачественное дорожное покрытие за снижение аварийности! Мы это запомним!). А для пущего эффекта раздать присутствующим календарики с изображением солнышка – не жаль, пусть греет!

Недовольные и возражающие «из рядов электората» воспринимаются во власти заведомо как враги. Хотя не первый раз приведу старый тренинговый пример: опору мы находим там, где есть сопротивление, а не рыхлое повсеместное согласие, в которое можно провалиться с головой. Пока этот факт двумя сторонами не будет осмыслен и прочувствован, Власть и Электорат рискуют существовать как две параллельные плоскости, или «каждый на своей волне». А живем-то мы в едином пространстве. Не в параллельных мирах и не в разных измерениях — РЯДОМ живем.

В масштабах Вселенной...

Да что там Вселенная? В масштабах области и то, кажется, никого и ничему наш 2011-й не научил.

Иначе не было бы ситуаций с Парком Победы и с застрйокой на улице Казанской в областном центре. Не было бы разворачивающейся, по иронии судьбы, вот такой же весной истории с полигоном ТБО в Слободском районе. Со сносом исторически ценных зданий в Кирове...

Не было бы ситуаций с землями Тимирязевской академии, где хотят заменить сады из особо ценных деревьев высотными новостройками. Не было бы... ну, читатель, подставь сюда собственные известные тебе эпизоды, когда в землепользовании цинично заменили «сентиментальность на прагматизм».

Взять хоть те же дороги, удачи и флаг в руки тем, кто взялся бороться за их качество.

Системных изменений не произошло. Те же законы, у экологов с тех пор даже прав поуменьшилось во вмешательстве в строительные и землепользовательские процессы.

Но наш местный опыт останется с нами, белохолуничанами. Я даже рискну предположить, что именно в те мартовские-апрельские дни 2011-го в Белой Холунице зародилось гражданское общество в его современном виде. Хотя, честно, далеко нам еще до полного соответствия этому понятию.

Так вот, по поводу полученного опыта... Хотелось бы верить, что он нам в таком виде и в подобных ситуациях больше никогда не пригодится. 

Источник материала — belayakholunitsa.ru


QR Распечатать запись Распечатать запись

Комментарии



не публикуется


*

При комментировании матералов соблюдайте общепринятые правила комментирования.
Комментарии с нарушениями удаляются без предупреждений и пояснений.
⇐ назад

 
 
 

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Слободской ЧЁ