27.12.2015
комментарии | 164 просм.

Алексей Ивакин: Про туризм


Когда земля была еще теплая, я тоже ходил в походы)))

Профи из меня не вышел, я так — фигней страдал. Максимум, что было — это тройка по Хибинам вдвоем и четверка по Приполярному Уралу.

Я сейчас про единичку расскажу.

Единичка — это маршрут первой категории сложности. Детский сад для школьников.

Место действия — Северный Урал. Время — февраль 1992 года. Мне тогда 19 лет было и я был здоровый как лось. И собались мы вшестером на Северный Урал.

Учился я тогда в КГПИ им. Ленина (Кировский государственный педагогический институт) на историческом. В институте был турклуб «Данко». У турклуба была своя база снаряжения. Рюкзаки, спальники и тогда новомодные пенопропиленовые коврики взяли в прокат на базе.

Командир подал заявку на поход, выдали на станции туристов маршрутную книжку. Скинулись, купили продуктов. С продуктами была в феврале 1992 года — жопа. Ну как жопа…

В декабре 1991 года вообще продуктов в магазах не было. Урвать буханку на четверых в общагу было за счастье. И отопления не было. Первого или второго января в магазинах появилось ВСЕ. Сосиски в банках, тушняк китайский, спирт «Рояль», порошок «Юпи» — при этом цены ВНЕЗАПНО! стали такие, что проще было удавиться нафек. В декабре грубо говоря, буханка хлеба стоила 10 копеек, в январе 10 рублей. Примерно цена ж\д билета от Кирова до Серова. От Серова еще до Краснотурьинска, потом до Карпинска, оттуда до Кытлыма. Примерно четыре буханки и вышло туда-сюда.

В Краснотурьинске зашли в фабричную столовую — там хлеб бесплатно давали. Пока все не сожрали — не вышли.

Ладно, не суть.

Значит, на областной станции туристов нам выдали набор продуктов — тушенку там, концентраты. Остатки советской системы еще работали. В 1995 году, когда буду работать на этой же станции, выживу тем, что зарплату выдавали этим тушняком.

Значит, приехали в этот Кытлым.

Поход клуба "Данко". Фото https://vk.com/club1814709

Лыжный поход клуба «Данко». Фото https://vk.com/club1814709

Снаряжение — лыжи охотничьи на полужестких креплениях. Валенки. У кого-то пуховики. Я был в телогрейке. Обычный ватник. На башке — подшлемник лесоруба. На руках перчатки на гагачьем пуху — батя дал поносить.

Встали на учет в горно-спасательной службе.

Из средств связи у нас был только радиоприемник. По нему мы слушали радио «Ала». Была такая станция, она вещала бардовскую музыку. В те времена и Митяев еще бардом был, и Ланцберг был жив, и братья Мищуки не пилили бабло в говнопроекте «Песни нашего века», а делали свои шикарные вещи.

Зеленый поезд виляет задом, да…

В конкретный день мы должны дать телеграмму горноспасателям и на станцию в Киров. Если не дадим — нас начнут искать. Вот и все айфоны.

В общем, книжный мальчик попал в тайгу.

Тропить?

Да я сало не ел, какой там тропить? В первы день на перекусе завхоз выдал по кусочку сала с сухарями. Я фыркнул и повесил сало на веточку. Синичкам. Малолетний идиот, я до сих пор этот кусочек себе простить не могу. А уж через два дня это сало мне снилось, и я жрал все, что не приколочено. Нагрузки были запредельные.

Февраль. Урал. Глубина снега — метра два-три. Даже на охотничьих лыжах проваливаешься по пояс.

Первый — тропит. Делает лыжню. Это не беговые лыжи, это немного другое.

Поднимаешь ногу — колено до пояса. Ступаешь. Проваливаешься. Вторую ногу вытаскиваешь с лыжей из снега. Переступаешь. Проваливаешься. 50 минут так тропишь, потом привал на 10 минут. Меняешься местами, уходишь в конец группы.

А это ведь не лесопарк. Под снегом всякие бревна, камни и елочки-недоростки. К первому вечеру растянул связки.

Больше не тропил, а полз за группой, отставая порой на час с лишним. За шо и получил прозвище «Братец Черепашка».

Вечером ставили палатку. Палатка «Зима». Для того, чтобы поставить ее — надо выкопать под нее яму в снегу. И напилить мелких дров в печку. Ночью дежурство у печки. Мужиков было четверо — потому дежурили по два часа. Самая жопа дежурить с двух до четырех ночи. Когда по графику выпадало это время — сидел у печки, подкидывал дров, спать охота — сил нет. А спать нельзя. Сидел на корточках, перед собой руки в кулаках держал. Когда засыпал — начинал падать вперед и обжигал костяшки о печку, просыпался. Потом Петрович подсказал способ от сна. Режешь палец и солью посыпаешь. Способствует.

Взяли Семичеловечью, значит. Сняли записку из тура, свою оставили. Спустились, пошли на Конжак. Взяли и его, разумеется. По другую сторону хребта остановились на дневку в охотничьей избушке. Блин, какое счастье спать в сарае!

Сроки уже подходили, пора было идти в цивилизацию.

В тот день резко ухудшилась погода.

Перевал Иовские ворота. Сила ветра была такая, что этот перевал — некатегорийный, между прочим, мы прошли часа за четыре. Ветер падал с Конжака. И это был не ветер. Это была снежная ледяная стена, давившая неумолимо с силой грузового поезда. В один момент у меня сдуло галошу с валенка. Если бы не Тимофеич, воткнувший в галошу лыжную палку, она бы слетела в провал.

Димка Хвостанцев остановился передо мной зачем-то. Шагнуть вправо я не могу — сил нет против ветра шагать. Слева — наледь. И я понимаю, что если шагну на нее — меня срубит к херям и я уеду под откос. Останется только табличка. А ведь вместе с рюкзаком я весил где-то около центнера.

Каким-то чудом спустились в лощину, где ветра не было. Вот там первый раз за поход выпили водки. Через час спустились в долину реки, там стоял приют туриста.

Когда проснулись утром… В общем, у меня была полностью обморожена правая часть тела. Та, что была под одеждой — первая степень. Правая рука, правая половина лица и правая ступня — вторая и третья степени обморожения. Сейчас бы я подумал, что надо ампутировать пальцы. А тогда… Даже на гитаре продолжал развлекать)))

Потом было забавно срезать кожу с рук. Реально так подрезаешь и снимаешь кожаный чехол))) Вместе с ногтем. Про уши вообще молчу.

На лекциях потом сидел, пугал преподов и девок черно-розовым лицом со свисающими лохмотьями кожи. С тех пор бороду и ношу. Бриться то как?

А встать на лыжи и уйти в лес меня щас только война может заставить. С того года только один раз на лыжи встал. Когда писал «Десантуру». Но это уже другая история.

З.Ы. Текст полон хвастовства, если шо)))

Автор — Алексей Ивакин, писатель, психолог, поисковик.

Источник: Слободской ЧЁ


QR Распечатать запись Распечатать запись

Комментарии



не публикуется


*

При комментировании матералов соблюдайте общепринятые правила комментирования.
Комментарии с нарушениями удаляются без предупреждений и пояснений.
⇐ назад

 
 
 

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Слободской ЧЁ