05.10.2015
комментарии | 104 просм.


Гендиректор регионального Фонда капремонта Павел Сысоев считает, что сегодня, когда волна «народного гнева против новых поборов» сошла на нет, появилась возможность работать более конструктивно.

Крыльцо областного Фонда капремонта удается найти не сразу, его в этот момент удачно закрывает фура супермаркета «Магнит», расположенного по соседству. «Это все равно не спасает нас от многочисленных ходоков. Шутка», — смеется Павел Сысоев, гендиректор Фонда, и уже более серьезно отмечает, что сегодня, когда волна «народного гнева против новых поборов» сошла на нет, появилась возможность работать уже более конструктивно. А это самое главное.
Всегда в выигрыше
Павел Валерьевич, наверное вас можно сегодня поздравить в вашем нелегком труде. Общая собираемость взносов медленно, но верно растет, капремонты домов первой очереди начаты. Как вы думаете, может, пора расслабиться?
— Нет, расслабляться слишком рано. Да, капитальный ремонт начался, но он начался далеко не во всех запланированных на этот год домах. У нас до сих пор продолжается приемка проектной документации (сейчас таковую мы имеем только по половине всех объектов), 2-3 раза в неделю проходят торги. Это, конечно, несколько затратно по времени, но уже показало свою эффективность. В ряде регионов выставляют на торги одним лотом сразу и проектную документацию, и собственно строительные работы. Строитель, естественно, не заинтересован в снижении стоимости своих работ и поэтому делает проект на максимально возможную стоимость. Мы же пошли другим путем: ПСД делает одна организация, с этой суммой мы выходим на торги, а затем работает по ней другая. Тем самым мы добились большей эффективности использования денежных средств.
На сегодняшний день у нас приняты работы по 5 домам, по 83-м работы еще проводятся (это Киров, Омутнинский район, Уржум, Оричевский и Куменский районы), но у нас в планах все муниципальные образования. Еще 300 домов находятся на торгах. Как вы понимаете, есть ситуации, когда подрядчики заявляются не на все лоты. Что-то приходится выставлять по 2-3 раза.
У вас были большие планы на 2015 год. Успеете?
— У нас задача-максимум — провести торги по всем заявленным домам. Но этот вопрос как раз напрямую связан с вопросом собираемости взносов. Сегодня он, конечно, подровнялся и стабилизировался, и составляет по физлицам в среднем 72% (в Кирове — 74%). Но есть муниципальные образования, где собираемость ниже этих 72%: по ним мы вынуждены переносить часть работ на следующий год. Например, Омутнинский район. Стоимость программы капремонта у них на этот год запланирована в размере 27 млн рублей, собрано — 12-13 млн рублей. И у нас нет возможности взять перечисленные деньги другого муниципального образования и перекинуть их на Омутнинский район. Мы можем расходовать средства только в рамках той суммы, которую собрали с данного района. Поэтому, чтобы не брать кредиты, мы часть работ переносим на следующий год.
Насколько я знаю, было обещано софинансирование от Федерации. Сначала обещали чуть ли не в размере 30% от заявленных сумм, потом цифры постепенно снизились...
— Да, есть такое. Именно поэтому взнос по капремонту и был введен в декабре 2014 года. Это был компромисс между субъектом и Федерацией по поводу софинансирования. Регион как мог отсрочивал введение платы, но дальше это делать уже было невозможно. От Федерации в прошлом году мы получили порядка 50 млн рублей на 5 муниципальных образований, и около 37 млн рублей софинансирования от местных бюджетов.
Но ведь это совсем небольшая сумма...
— Да. 30% — эта цифра была изначально озвучена замминистра строительства и ЖКХ Андреем Чибисом, как средняя по РФ. Есть регионы, где она выше, а есть — где ниже. В Татарстане, например, софинансирование составляет 50% при взносе 5 рублей за квадратный метр (+5 рублей за кв метр составляет софинансирование республиканского бюджета), у нас эта цифра меньше.
Гораздо меньше, я бы сказала.
— Да. У региона нет возможности выделять из областного и местных бюджетов какие-либо средства на софинансирование (а это обязательное условие). В этом году мы деньги из Фонда реформирования ЖКХ не получили, так как сумма всего составляла порядка 10 млн рублей и, грубо говоря, шкурка выделки не стоила (наше софинансирование бы в данном случае составило 8 млн). В 2016 году вообще никакого софинансирования не предусмотрено.
Получилось, что более богатые регионы оказались в более выигрышном положении?
— Они всегда в более выигрышном положении.
Ажиотаж схлынул
Я знаю, не все так просто с подрядчиками. Пока они не горят особо желанием участвовать в торгах, это так? Или с кризисом все-таки желания у них прибавилось?
— Здесь подрядчиков надо поделить на две категории — проектные организации и строители. По проектировщикам, с которыми мы начали работать первыми, у нас около половины конкурсов не состоялось, их объявляли повторно. Почти все проектировщики местные и, как правило, это небольшие организации. По строительно-монтажным работам тоже заявляются в основном местные компании, хотя вот недавно по ремонту лифтов заявилась специализированная компания из Марий Эл. Но тенденцию я бы отметил обратную: сначала был некий ажиотаж, а затем, постепенно набрав определенное количество заказов и отрабатывая их, ажиотаж у подрядчиков несколько схлынул.
Как вам кажется, волна негатива со стороны граждан, направленная против взносов, стала спадать или все-таки нет?
— Вы правильно определили слово — «волна». Она на то и волна, что в любом случае рано или поздно спадает. Она была достаточно сильной в начале года, когда я еще трудился в департаменте ЖКХ. Мы тогда тоже получали довольно много обращений от граждан. Но к лету эта волна схлынула, сократилось количество письменных и устных обращений. Они, конечно идут. Мы выезжаем в районы области, на днях был Кикнур и Яранск, завтра — Лебяжье и Нолинский район. Общаясь с жителями, чувствую, что уже нет такой резко негативной реакции. Везде есть, конечно, особо активные граждане, которые излишне эмоционируют, но основная масса людей задает вполне конкретные вопросы, например, что нам сделать, чтобы провести ремонт раньше?
Здесь предлагаю поговорить об аргументах ваших противников. Их, собственно два. Первый — «мы по ГК обязаны платить лишь за предоставленные услуги». Второй — «Фонд является некоммерческой организацией и не дает никаких гарантий того, что этот капремонт рано или поздно будет сделан, равно как и будет осуществлен возврат денег, если с Фондом что-либо случится».
— Здесь основное заблуждение заключается в том, что кроме Гражданского кодекса РФ, есть еще и Жилищный кодекс РФ, который имеет ничуть не меньшую юридическую силу. И в нем как раз все эти моменты прописаны: что даже если Фонд «куда-то денется», то ответственность за обязательства регионального оператора несет областной бюджет. Также в ЖК РФ прописана и обязанность уплачивать взносы за капитальный ремонт. Мы же действуем строго в соответствии с законом. Буквально сегодня у нас проходит проверка из Росфиннадзора, которые регулярно к нам приходят, часто у нас бывают прокуратура, жилищная инспекция... Все органы нас регулярно проверяют и если бы было что-то незаконно, то, поверьте, Фонд капремонта давно бы уже закрыли. У нас есть уже минимум два судебных решения о том, что мы законно собираем взносы с населения. Вся судебная практика (в том числе и российская) в нашу пользу. В Белгородской области группа активистов дошла до Верховного суда РФ и проиграла. Здесь можно спорить, можно не соглашаться, но надо понимать, что главная наша цель — это ремонтировать дома. Жилищный фонд ветшает, за все время владения собственники многоквартирных жилых домов в большинстве своем не принимали решение о капитальном ремонте. Государство понимает, что дальше ситуацию нельзя запускать, что нужно сократить скорость перехода жилья в состояние ветхости и аварийности.
Все мы люди грамотные. Если умножить сегодняшний взнос на 12 месяцев и 30 лет, то получим сумму порядка 2,5 тыс. рублей с квадратного метра. То есть, за столько лет мы потратим лишь 5% от стоимости нового жилья (если смотреть цены по г.Кирову). Экономика в данном случае понятна. Если вы потратите 5% от стоимости вещи на ее ремонт, и она вам будет служить, как положено, это более целесообразно, чем купить новую. Например, снести старый дом и построить новый. Мы же понимаем, что стоимость строительства будет отнюдь не 2,5 тысячи рублей за квадратный метр.
Как вы вообще согласились занять такую должность фактически «мальчика для битья»? Это постоянно приходится сталкиваться с негативом населения.
— Вопрос был достаточно сложный, и я долго сомневался. Но, понимая ситуацию, и то, кто может прийти на эту должность (а сильных кандидатов не было), у меня был выбор: либо брать ответственность на себя и идти участвовать в конкурсе, либо оставить все плыть по течению. Еще работая в департаменте ЖКХ, я много времени и усилий потратил на данную тематику — разрабатывал программу капитального ремонта, участвовал в разработке нормативно-правовой базы — поэтому мне было бы неприятно смотреть на то, что придет человек, далекий от темы, и все загубит.
А когда граждане выливают на вас свой негатив — приятно?
— Я его основной пик не застал. В начале года я еще работал в департаменте, а сейчас, повторюсь, все более или менее вошло в конструктивное русло. Сейчас неприятно слушать высказывания депутатов областного Заксобрания. Некоторые фразы даже законодательству не соответствуют. Например, мы не имеем права за счет взносов выплачивать себе зарплату, нам ее платит областной бюджет. Поэтому непрофессионально заявлять, что мы собираем взносы себе на зарплату. Но я оставляю это на совести того депутата, который это сказал.
Влиять на неплательщиков
Что представляет сегодня для вас наибольшую сложность в реализации программы капремонта? Может быть, есть какие-то вещи, с которыми вы не ожидали столкнуться в процессе работы?
— Даже не знаю, что отметить. Все было ожидаемо. Сейчас решаем вопрос с помещениями, он несколько усложняет нашу жизнь. Отдел капитального ремонта и мой заместитель находятся в другой части города, а мы здесь. Это очень неудобно. Но это все рабочие вопросы, и они решаемы.
Есть вопрос с количеством кадров и ресурсов, потому что я вижу, что нагрузка на одного нашего сотрудника гораздо выше, чем у его коллеги в соседнем регионе. А ведь мы должны контролировать процесс ремонта и принимать работы. С сегодняшним штатом это делать крайне непросто. Но эти вопросы мы тоже сейчас решаем.
Есть вопрос у читателей про дифференциацию взносов. Насколько я знаю, она практикуется в некоторых регионах. Возможна ли она у нас?
— Мы эту тему обсуждаем, но это вопрос даже не следующего года. В лучшем случае года 2017-го. 15 сентября был установлен взнос на следующий год — на прежнем уровне. В следующем году мы примерно в это же время должны представить свои предложения. Мы уже сейчас видим, что по каким-то домам нам не хватает средств, поэтому в 2016 году планируем давать свои предложения региональному правительству по дифференциации взносов. Но в любом случае она (Ред. — дифференциация) не должна быть резкой, не должно быть двукратного и трехкратного роста тарифов. Я уверен, что и само областное правительство такой ситуации не допустит.
Насколько обоснованно сохранение ставки 7 рублей 10 копеек на 2016 год, и как при этих условиях Фонду удастся решить поставленные задачи по ремонту всех домов?
— Когда мы формируем программу капитального ремонта, то исходим из предельной стоимости ремонта по каждому объекту, по каждому элементу. Оставление тарифа на прежнем уровне при росте цен, конечно, не означает, что в этом году мы делали крышу за, условно говоря, миллион рублей, в следующем будем делать за 900 тысяч. Конечно, нет. Стоимость ремонта не снизится, а по некоторым категориям работ даже повысится, но количество домов при этом уменьшится. У региона есть право на подобные корректировки. Мы можем отодвигать на год-два ремонт в домах-неплательщиках. Не забывайте, что мы по закону несем 5-летнюю гарантию на сделанный ремонт. Соответственно, нам крайне невыгодно делать какой-либо некачественный ремонт, иначе нам придется из собственного кармана вкладываться в устранение замечаний.
Но, Павел Валерьевич, редко же так бывает, что не платит взносы весь дом. Как правило, часть собственников платит, часть — нет. Как быть в этом случае? Какой процент собственников должен не платить, чтобы дом был в целом признан «неплательщиком»?
— Он будет определяться по уровню собираемости. Мы рассматриваем средний уровень по муниципальному образованию. Например, в Кирове это 74%. Если в доме собираемость взносов ниже 74%, то он будет считаться «неплательщиком».
Хотя, зря вы говорите, что не может быть нулевой собираемости. Еще как может быть.
Как вы лично оцениваете инициативу ряда депутатов Заксобрания платить по факту за уже проведенный ремонт, задействуя при этом бюджетные средства?
— Да, была у них такая инициатива. И, я думаю, вы знаете, что ее отклонили. Нам, как региональному оператору, в принципе, нет разницы, откуда мы будем получать деньги — из бюджета ли или от каждого собственника. У нас функция — реализовать программу капитального ремонта.
Постоянные изменения законодательства о капремонте — как федерального так и регионального — необходимы, так как закон принимался в спешке. А как все эти изменения сказываются на вашей работе? Какие изменения бы предложили вы?
— Я думаю, процесс изменений будет продолжаться и подтверждение тому совещание в Самаре, которое я недавно посетил. Региональные операторы довели свои проблемы до федерального министерства строительства и ЖКХ. Несмотря на то, что этим летом были внесены поправки в Жилищный кодекс РФ, осталось еще очень много нерешенных вопросов. По ним тоже будет какое-либо изменение в законодательстве. Думаю, что и на уровне области также будут внесены какие-либо поправки в законодательство.
Собственные предложения тоже есть. Взять, к примеру, ту же базу данных. Полгода мы не начисляли пени, потому что нам не передавали актуальную базу данных по собственникам и домам. Это была некрасивая ситуация, когда региональному оператору вменяют в обязанность начислять взносы, но при этом не обязывают управляющие компании передавать нам сведения по жильцам.
Есть также некрасивая ситуация, когда граждане платят, муниципальные учреждения платят, а собственники федерального имущества — нет. Потому что у них в первоначальной смете это не заложено. Мы постоянно сегодня поднимаем эту тему через главного федерального инспектора, через правительство области. Судиться с федеральными структурами нам бы не хотелось.
Досье
Павел Валерьевич Сысоев, генеральный директор НКО «Фонд капитального ремонта общего имущества многоквартирных домов в Кировской области»
Дата и место рождения: 10 октября 1982 г., г. Киров
Образование: ВГСХА, экономический факультет (2004 г.)
Карьера:
2005—2008 гг. — департамент финансов Кировской области (специалист, ведущий специалист, главный специалист).
2008—2015 гг. — департамент ЖКХ Кировской области (начальник отдела).
с 2015 г. — НКО «Фонд капитального ремонта общего имущества многоквартирных домов в Кировской области».
Хобби: спорт — бег, китайский чай.
Музыкальные предпочтения: не попса.
Любимые книги: Н.Стариков.
Девиз: Без борьбы нет прогресса.
Источник материала — bnkirov.ru
фото с bnkirov.ru

QR Распечатать запись Распечатать запись

Комментарии



не публикуется


*

При комментировании матералов соблюдайте общепринятые правила комментирования.
Комментарии с нарушениями удаляются без предупреждений и пояснений.
⇐ назад

 
 
 

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Слободской ЧЁ