02.02.2015
комментарии | 339 просм.

Н.Осипова: об экономических обстоятельствах с точки зрения бизнеса


В Наталье Осиповой, директоре КЦ «Вятский», удивительным образом сочетается большая увлеченность разного рода образовательными и культурологическими проектами (что неудивительно при ее предыдущей преподавательской деятельности) с предпринимательским мышлением.

При этом, Наталья Валентиновна сама признается, что именно подобные проекты вдохновляют ее преодолевать экономические трудности, которые сегодня возникает перед большей частью бизнесменов.Еще удивительнее другое. Наталья Осипова за минувшие три года, что прошли с ее последнего интервью «БН», из почти типичного предпринимателя непостижимым образом превратилась в полноценного аналитика, который может интересно и доходчиво рассказать о любой экономической конъюнктуре с точки зрения бизнеса.
«Скучная» экономика
—  Наталья Валентиновна, предлагаю начать с того, с каким настроением вы закрыли прошлый год и что ожидаете от года 2015-го в своей сфере?
— Если говорить про экономику 2014 года, то совершенно очевидно, что в 2014 году случилось несколько значимых политических событий, которые кардинально поменяли и экономическую ситуацию. Хотя и до 2014 года экономическая ситуация в стране была очень непростой: мы не развивались, а стагнировали. Развивались только две сферы: военная промышленность и нефтегазовый сектор. Последний был своеобразной подушкой безопасности, на которой мы сидели и чувствовали себя более-менее защищенными. За счет высоких цен на нефть платились пенсии, бюджетникам поднимались заработные платы. Когда нефть была выше 100 долларов за баррель — это внушало нам уверенность в завтрашнем дне. Константин Сонин (Ред. — российский экономист, кандидат физико-математических наук, профессор ВШЭ) еще в 2010 году говорил о «ресурсном проклятии» и рисках для российской экономики. Что это такое? Это такая удивительная ситуация, что когда в стране находят нефть, газ или еще какой-нибудь природный ресурс, то это является не стимулирующим фактором, а наоборот — фактором, тормозящим экономику. Поскольку ресурсы — это тот бесплатный сыр, который не стимулирует производительные силы, а лишь позволяет государству зарабатывает дешевые деньги, расслабляет все зарабатывающие и структурные институты государства. Сонин показывал это на примере нескольких стран. И когда случился кризис 2014 года, Сонин писал о том, что мы имеем по сути классическую ситуацию, единственный выход из которой – структурные экономические реформы.
—  Вам не кажется, что мы себя сами загнали в этот кризис некоторыми политическими решениями? Что мы могли бы его гораздо легче пережить при ином раскладе решений?
— На самом деле, еще до каких-то политических событий уже была тяжелая структурная ситуация, связанная с тем, что экономика не развивалась. В 2014 году произошло сразу три роковых события. Первое — отсутствие вообще каких-либо изменений. Понимаете, экономика — это не область, Где можно не заниматься развитием. Я как генеральный директор КЦ “Вятский” тоже занимаюсь экономикой. Если я не буду развивать свою компанию, то это не значит, что мы останемся на тех же позициях. Мы откатимся назад — это вам любой предприниматель скажет. Не развивать бизнес нельзя, как нельзя не развивать экономику. Необходимо было принятие важных экономических решений, этого в прошлом году наше правительство не сделало. Но вот это не-делание было уже критическим. Второе: мы проспали сланцевую революцию. В США пока правительство занималось политикой, бизнесмены искали дешевые энергоресурсы. И они придумали, как малозатратно добывать сланцевую нефть, придумали новую технологию. Мы это проморгали. Традиционно добываемая нефть, которую мы считали нашей кормилицей, в итоге получила такого сильного конкурента, с которым бороться сегодня бесполезно. Никогда больше нефть не будет 100 долларов за баррель. Это результат открытия новой технологии добычи. При этом бюджет 2015 года был сверстан из расчета стоимости нефти 96 долларов за баррель. Сегодня она меньше 50 долларов, и для нас это катастрофа, потому что мы получим от продажи нефти вполовину меньше, чем рассчитывали. А вторую недостающую половину нам просто неоткуда взять. Экономика, подсаженная на нефтяную иглу, неспособна зарабатывать серьезные деньги. В Америке все получилось наоборот: там экономика преподнесла им этот подарок. И сейчас мы видим рост доллара не только по отношению к рублю, но и по отношению к евро.В итоге, мы получили «дыру» там, где не ждали: мы стали неконкурентоспособны, потеряли бюджет, обрушили рубль.
—  Так, а третий фактор?
— На обрушение рубля сказался третий фактор — политический. Вся эта история с «Крымнаш». Рейтинг Путина никогда не был так высок, как в момент присоединения Крыма довольно сомнительными юридическими механизмами. Все радовались и ликовали, не думая о цене. Не думая о том, что, вообще-то, Крым не имеет хороших дорог, а тем более дорог, связанных с Российской Федерацией; что Крым все коммуникации: воду, электричество, транспортные связи, — ведет с Украины. Об этом в тот момент не подумал никто, как и о том, что это не понравится европейскому сообществу, не понравится Америке, которая начнет информационную войну. Войну, которую мы уже проиграли. Делали ли США истории типа нашего Крыма? Да, делали. Например, свержение Саддама Хусейна. Понадобилась «маленькая успешная война», ее осуществили, но мощная информационная поддержка сделала американцев героями и освободителями, а проигранная наша информационная война сделала нас захватчиками и теми, кто надругался над демократическими ценностями, а также нарушил конвенции, подписанные собственными же руками. В итоге, мы получили третий фактор — войну на Украине, которая до сих пор идет и которая до конца добила рубль.Сам 2014 год был стабильным и относительно спокойным, но это результаты экономических и политических событий 2014 мы увидим в 2015 году, который обещает быть тяжелым как для бизнеса, там и для обычных граждан. Негативный сценарий развития на ближайшие 2-3 года прогнозируют практически все экономисты и крупные мировые рейтинговые агенства. При текущей реальной инфляции в 20-30%, падение доходов населения на 20% сделает людей в два раза беднее. И более всего в этой ситуации пострадают бюджетники, чьи зарплаты уже уменьшают и чьи рабочие места сокращаются. И вряд ли как-то пострадают чиновники и силовики. Поспорю разве только насчет чиновников. Например, не так давно областное правительство выложило в сеть размеры фондов оплаты труда по департаментам. Они реально ниже, чем в прошлом году.
Да? 
— Я надеюсь, что это реальные сокращения, а не перераспределение статей, в результате которых все остаются при своих. Если это так, то это, по крайней мере, честно. Однако, урезать врачам и учителям — тем, кто и так никогда не жил слишком хорошо — нельзя. Медицина и образование — будущее нации. Причем о том, что реальные зарплаты падают, я узнала не из газет, а от знакомых врачей и учителей. Это самое неприятное, что наше государство заявляет одно, а делает другое. И мы оказываемся постоянно в состоянии информационного обмана. Я, например, свою маму прошу просто не смотреть телевизор. Сегодняшнее ТВ разжигает агрессию, поэтому новости надо смотреть с четким пониманием того, что это не новости, а идеологическая война, одна из целей которой добиться лояльности народа. Чтобы мы сказали «да ладно, и не такое терпели», чтобы многотерпеливый русский народ вновь проглотил снижение уровня жизни и, затянув пояса, снова поддерживал существующее правительство.
—  После форума в Давосе Олег Дерипаска говорил об импортозамещении. О том, что оно невозможно при условии таких дорогих кредитов. Вы, как я знаю, придерживаетесь противоположного мнения.
— Да, я все-таки считаю, что импортозамещение по необходимости работает. Какие есть «плюсы» в сложившейся ситуации, а именно, в дешевом рубле и запрете на импортное продовольствие. Первый «плюс», которым надо еще суметь воспользоваться, состоит в том, что когда рубль дешевый, то это стимулирует экспорт. Причем, воспользоваться этим должен бизнес. В идеале это должно привести к росту российских производителей. Произойдет ли это в действительности? Поживем— увидим. Второй «плюс» состоит в том, что при дешевом рубле и дорогом евро начнет развиваться внутренний туризм. Нам станет дорого ехать в Европу и Турцию, и мы начнем искать, где же можно у нас провести лето. Мы начнем открывать эти места. В России они, конечно же, есть, просто мы о них не знаем.
—  Вам самой, вообще, привлекательна эта идея внутреннего туризма?
— Да. Я уже думаю, как я проведу следующее лето и это, возможно, будет путешествие по России. Но давайте завершим про экономику. Насчет импортозамещения. Конечно, на сегодняшний день мы не сможем заменить полную линейку тех же сыров. Но, простите меня, люди как ели сыр, так и будут продолжать это делать. А в Советском Союзе, как вы помните, вообще был один вид сыра — «сыр». Это потом мы узнали, что их может быть несколько десятков видов, привыкли и стали есть. Я до сих пор жалею об отсутствии сыра «Дор блю» с плесенью. То есть, вроде, с одной стороны — смешно, но российского аналога-то нет. Что я делаю, когда не могу найти свой любимый сыр? Иду в магазин и покупаю какой-нибудь белорусский, который, конечно, не так похож, и в который я сама добавляю зелень, солю и перчу его, но суть-то в том, что я, тем не менее, покупаю этот белорусский сыр. Я придумываю, что мне в этой ситуации делать. Конечно, больше всех от продовольственных санкций выиграла Белоруссия, которая мало того, что стала свою продукцию более активно распродавать, но еще стала перепродавать нам европейскую. Мне на днях в Дубне рассказали совершенно прекрасную историю: сливочное масло называется «5 озер», а более мелким шрифтом написано — «финское качество». Это то самое финское масло “ Valio”, которое продавалось в российских магазинах и которое просто сегодня перезаворачивают в другую обертку в Петербурге. И все прекрасно знают, что это за масло.
—  Есть такое дело, да.
— Да. Еще все ожидают, что в сегодняшних условиях будут вложены серьезные средства в сельское хозяйство. Но здесь есть некая опасность, что раз реального бизнеса осталось мало и реальный бизнес наше государство столько раз кинуло, что веры ему уже нет, то эту нишу придется заново разрабатывать.Дерипаска в чем-то прав, можно смеяться над ситуацией. Но мы все равно будем есть какой-то сыр и какие-то овощи. Российских сыров стали покупать больше потому, что других-то нет.Вы знаете, я тут попробовала «пармезан» из Котельнича и поняла, что пока не готова такое есть.Это уже другой вопрос. У меня друзья, например, сами собираются сыр делать.Еще одной  забавной историей стало то, что в 2015 году, похоже, огороды и дачи снова будут актуальны, снова будут процветать, потому что люди сейчас реально думают, какую мы в итоге будем есть картошку и какие огурцы. Русский человек, переживший 1990-е, не боится уже ничего. После 90-х мы знаем, что не надо ни на кого надеяться и надо делать свои запасы.
Обычная история
—  Я правильно понимаю, что для вашей отрасли 2014 год был относительно спокойным?
— Он был неприбыльным. Был стабильным, спокойным, но без роста. На 2015 год мы планируем падение.Что, вообще, будет происходить в продуктовом ритейле? Сильно выиграют дискаунтеры — говорю я об этом с сожалением. Выиграют те, кто сможет предложить лучшую цену. И это будут «Магнит» и «Пятерочка». Почему мне это не нравится? Мне это не нравится и как человеку, который эту конкуренцию по ценам не сможет выиграть (у нас нет таких входных цен, какие есть у них), и не нравится как покупателю. Потому что качество товаров «Магнита» и «Пятерочки» ниже среднего. Они дискаунтеры, они торгуют и зарабатывают на дешевых продуктах. А что такое дешевые продукты? Это продукты менее качественные, более химизированные, генномодифицированные и так далее. Когда мы их едим, мы закладываем проблемы со здоровьем, но не сегодняшнего дня, а проблемы, которые всплывут у нас через 5-10 лет. Это очень серьезный вопрос. С дисканутерами еще какая история — они же будут торговать продуктами не кировских производителей, а тех, кто даст наиболее дешевую цену. Но вы же понимаете, что в продуктовом бизнесе качество и цена всегда идут в связке. То есть, кировские производители от этого тоже не выигрывают. Поэтому, слава Богу, что у нас есть еще «Глобус», есть еще небольшие магазины «у дома»...
—  Вы о перепрофилировании бизнеса не думаете?
— Дискаунтеры будут вас выжимать с рынка, это очевидно.У меня совсем недавно проходили переговоры, которые меня очень вдохновили, но которые пока, к сожалению, ни к чему не привели: мы обсуждали проект фермерских магазинов с собственной агрофермой, где можно было бы производить местные овощи, фрукты, молочные продукты и мясо с использованием инновационных технологий. Есть такой в городе человек — Вячеслав Костин, биоинженер и разработчик новых агротехнологий. Он придумал потрясающую концепцию с производством собственных продуктов от поля до прилавка. Но для того, чтобы этот проект запустить, нужна довольно большая сумма денег. Мы посчитали, и я не рискнула. Там нужны сразу большие вложения и много рисков, связанных как с внутренней экономической политикой, так и с традиционным российским разгильдяйством. И сегодня начинать «длинные» проекты с большим сроком окупаемости — это очень большой риск.
—  Кстати, как раз хотела спросить об этой двойной политике. Это настоящий шок, когда президент с экрана ТВ говорит об отмене всех проверок и налоговых каникулах, а потом правительство через пару недель персонально выдает право на внеплановые проверки тому же Роспотребнадзору, ФСС и т. д.
— Это ведь не первая история во взаимоотношениях бизнеса и власти. Это обычная история, я бы сказала. Именно между популистскими заявлениями и реальными действиями власти и формируется зона тотального недоверия. Я как раз была в Москве, когда случился «черный вторник», и видела, как люди стояли в очереди в «Сбербанк», чтобы снять свои деньги. Люди не доверяют власти и проводимой политике. Вы помните, как отреагировал рынок на пресс-конференцию Путина, которая была 19 декабря через три дня после падения курса рубля? Никак. И это была сильная реакция. Вот что происходило на рынке, то и продолжало происходить. Это называется «Васька слушает да ест». То есть, президент говорит, а рынок его не слышит. Или не верит.
Можно учиться всему
—  Из ваших предыдущих выступлений я поняла, что вы внимательно отслеживаете громкие судебные дела, которые идут в Кирове против представителей бизнеса. Я имею в виду, в первую очередь, дело УСВЗ.
— Естественно. Я во вторник иду в Октябрьский суд поддержать Александра Косулина, который был учеником моего мужа и которого я лично хорошо знаю. Александр Николаевич — один из лучших менеджеров, я бы сказала — блестящих менеджеров, умных менеджеров, абсолютно безвинно попавший в очень некрасивую и странную историю. Если пакет акций — заметьте, миноритарный пакет, а не контрольный — продавался через аукцион, то какой может быть состав преступления?
—  Исходя из вышесказанного, как вы оцениваете фигуру нового бизнес-омбудсмена, которым стал Андрей Вавилов?
— Первое — мои поздравления Андрею Вавилову. Второе — я считаю, что такой человек нам нужен. Нужен человек, который сможет защищать интересы бизнеса перед властью. Чем дальше, тем чаще возникают истории, когда бизнес нуждается в защите и будем надеяться, что Андрей Вавилов с его опытом и в бизнесе и в политике сможет эффективно работать в новой должности.
—  А вот теперь предлагаю перейти к «сладкому». Расскажите про свой новый культурный проект.
— В свое время на Таллинской конференции я познакомилась с Майей Кучерской (Ред. — российский писатель, литературовед и литературный критик), она приезжала по моему приглашению ко мне в гости в Киров и здесь провела два дня , в том числе, встречу с читателями в библиотеке им. Герцена. И пока она была два дня в Кирове, мы с ней придумали проект — летнюю писательскую школу, Creative Writing School, сокращенно CWS. Это мой первый московский и первый коммерческий проект, так как участие в нем будет платным. Как вы знаете, 2015 год объявлен годом литературы. Так вот, будем учить всех желающих быть писателями.
—  Вы думаете, этому можно научить?
— Майя Кучерская — это человек, который долгое время учился в Америке, а сейчас преподает в ВШЭ. Соответственно, она прекрасно понимает отличие современного российского образования от американского или английского, особенно в области писательства. Отличие это состоит в том, что у нас есть самородки и есть представление о том, что писательство – это дар. А у них есть технологии, есть представление о том, что можно научиться всему. В Америке человек думает «а не стать ли мне писателем?» и идет учиться на соответствующий факультет. У нас же человек приходит в Литинститут, где его учат, как в советское время, причем часто те же преподаватели, что 30 лет назад. Поэтому, мы собираемся набрать молодых людей от 22 до 35 лет — такая у нас целевая аудитория — и учить по современным западным технологиям, адаптированным к нашей культурной среде. У нас очень сильная команда мастеров курсов и отличный партнер в лице библиотеки им.Тургенева. Так что часть лета я проведу в летней школе в очень приятной компании и за творческой работой.
Наталья Валентиновна, вопрос, который не могу не задать. Он касается последнего заявления Следственного комитета о поимке убийц вашего супруга Анатолия Горбушина... 
— Дело возобновлено — это все, что я могу сказать. Возобновлены допросы, и у меня чувство, что меня снова вернули в 2003 год. Мне приходится снова все рассказывать, снова об этом думать... Известный режиссер-документалист Марина Разбежкина сейчас делает фильм о моем муже «Сюжеты о строительстве капитализма в России». Это будет фильм о человеке, который делал в России бизнес. Это будет фильм о поколении 90-х, которое делало последнюю российскую революцию. Фильм уже снят и монтируется. Очень надеюсь, что он выйдет в этом году.Для меня на самом деле две важные точки в этом году, которые необходимо поставить: выход этого фильма и суд над убийцами моего мужа.
Досье 
Осипова Наталья Валентиновна, генеральный директор КЦ «Вятский»
Дата рождения: 26 февраля 1968 года.
Образование: Кировский педагогический институт, Московский педагогический университет, кандидат филологических наук.
Карьера: аспирантура, стажировка в Тартуском университете, доцент кафедры русской и зарубежной литературы ВГГУ – до 2011 года; с 2013 года доцент кафедры культурологии и журналистики ВятГУ; с 2005 года – генеральный директор КЦ «Вятский».
Увлечения: английский язык, путешествия, рукоделие, театр.

Любимая литература: Умберто Эко, Ю.М. Лотман, Д. Хармс.
Любимая музыка: итальянская опера, Моцарт, Шостакович, Шнитке, русский рок 90-х годов.
Любимая кухня: итальянская и французская кухня, домашняя еда
.
Жизненный девиз: Делай, что должен – и будь, что будет.
Источник материала — bnkirov.ru
фото с http://bnkirov.ru

QR Распечатать запись Распечатать запись

Комментарии



не публикуется


*

При комментировании матералов соблюдайте общепринятые правила комментирования.
Комментарии с нарушениями удаляются без предупреждений и пояснений.
⇐ назад

 
 
 

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Слободской ЧЁ