12.01.2015
комментарии | 98 просм.

Не квасом единым


Организатор проекта “Пешком по Вятке” Антон Касанов рассказал, почему все мы виноваты в решениях по застройке городских парков и чем любовь к малой родине отличается от «квасного» патриотизма.

За два сезона, по подсчетам лидеров рейтинга «БН» в номинации «Деятель культуры года-2014» Антона Касанова и Станислава Суворова, «Пешком по Вятке» прошло более 5 тыс. человек разного возраста и социального статуса. Почувствовав прикосновение к «живой истории» и познакомившись с «космическими людьми» Константином Циолковским и Александром Грином, которые жили в противоположных домах на улице Преображенской, люди по-другому начинают относиться к своему городу. В последний рабочий день перед Новым годом и в свой последний рабочий день в качестве главного специалиста Госархива Кировской области Антон Касанов рассказал в интервью «Бизнес Новостям», почему все мы виноваты в решениях по застройке городских парков и чем любовь к малой родине отличается от «квасного» патриотизма.
Чистой воды флэш-моб
Как сильно идея проекта «Пешком по Вятке» на входе отличалась от того, что получилось — в плане его дальнейшего развития, аудитории, количества участников?
— Первоначально мы, конечно, немного иначе представляли себе проект и не думали, что к нему присоединится так много людей. Планировали формировать небольшие группы по 8-10 человек и устраивать для них экскурсии под открытым небом. В итоге на первую прогулку пришло человек 40. Поскольку мероприятие носит характер флэш-моба и люди собираются произвольно, как они хотят, то нельзя гарантировать, что их придет именно столько человек, сколько записалось. И ты должен быть готов провести прогулку для 5 человек или для 50. По сути, для меня особой разницы нет. Хотя, конечно, когда ты ходишь огромной толпой, возникают определенные сложности, к примеру, с переходом оживленных улиц. Знаете, какая там получается процессия? У меня и раньше был опыт проведения экскурсий — мы просто ходили с разными людьми и рассказывали про город. Там не было какой-то сложной системы. А здесь мы прописываем схему, выбираем места, в которых нужно встать. Планируем достаточно сложные маршруты через дворы.
Все это прописывается заранее?
— Я все маршруты продумывал до прогулок и обкатывал на друзьях, проверяя, насколько им это будет интересно. Причем мы искали не только интересные дома, но и какие-то подворотни. Что-то из сохранившегося с советского времени. На Московской, например, есть дом-хрущевка рядом со зданием ГТС. Вроде бы обычная хрущевка, но там во внутреннем дворе сохранилась гигантская советская лестница, уже полуразрушенная. Такие очень атмосферные развалины. А сбоку установлен частокол из спинок железных кроватей. Это, конечно, не имеет никакого отношения к истории, скорее, к причудам современного времени. Когда мы искали объяснение этому забору, то спросили бабушку, которую встретили во дворе. «Балконы падают», — лаконично ответила та. И таких историй было очень много. В ходе прогулок уже сформировался целый эпос. К тому же я пытался все время привнести что-то новое, улучшить. Я ездил в Москву, смотрел, как делает свой проект «Моспешком» мой коллега Павел Гнилорыбов. Отличный парень, потрясающе знает свое дело. Приходилось учитывать еще и нашу городскую специфику. Конечно, в каком-нибудь Екатеринбурге или Перми это все выглядит несколько иначе. Уже не говоря про Москву и Питер...
Все-таки «Пешком по Вятке» — это культурно-просветительский или бизнес-проект?
- Я с самого начала говорил, что этот проект — чистой воды флэш-моб. Он вообще не предполагал и не предполагает никакой коммерческой составляющей. Эти прогулки — бесплатные. Люди ничего не должны за них платить.
И в Москве то же самое?
- В Москве то же самое. Человек может заплатить столько, сколько хочет, в зависимости от того, понравилось ему или нет. Этим флэш-моб и отличается от традиционной классической экскурсии, когда человек платит деньги и требует, чтобы ему за эти деньги сделали хорошо. Здесь же ты гуляешь с людьми, тебе что-то про город рассказывают и показывают. Если тебе понравилось, ты готов заплатить какие-то деньги. Однажды две девчонки просто подарили нам шоколадки “Аленка”. Но вместо лиц Аленки там были наши со Стасом Суворовым лица. Бывало, что просто фрукты дарили. Почему бы нет?
На какую аудиторию был рассчитан проект и какого эффекта вы им хотели достичь. Не просто же собрать людей и рассказать им историю?
-Ра ссчитано это было на максимально широкую аудиторию. С самого начала ходили и стар и млад. История в отличие от других сфер, в которых нужно что-то понимать, интересна и понятна всем. К тому же история существует в различных плоскостях. Есть академическая история, которой мы как наукой занимаемся в институте. А есть практическая, к которой относятся, например, популярные журналы, такие как журнал “Дилетант”. Взял журнал, все прочитал, все понял. Это не научный журнал, ты не найдешь в нем источники тех или иных фактов. Здесь главная цель — заинтересовать людей. Эта же цель стояла и перед нами: рассказать горожанам об их городе, о том, что в нем происходило раньше, соотнести различные моменты прошлого и настоящего. Ведь ключ к решению многих проблем нужно искать в прошлом. Все процессы, которые мы наблюдаем сейчас, случились вчера или позавчера. И позавчера многие ответы на вопросы были даны.
Для тебя в чем изюминка Кирова (Вятки)? И чем он уникален среди множества других городов в России и в мире?
- В первую очередь, он неповторим для меня тем, что я здесь родился, вырос и живу всю сознательную жизнь. И я всегда относился к своему родному городу совершенно по-особому. Вообще говорить, что в Кирове есть вещи, которых нет больше нигде, я думаю, не совсем верно. И вычленить такую мегаоригинальную изюминку, которой нигде не было, это задача очень непростая. Я недавно был в Екатеринбурге, где защищал кандидатскую диссертацию, и обратил внимание моего научного руководителя Михаила Судовикова на то, что там по ощущениям меньше глубокой старины, чем в Кирове. Он ответил, что наш город — это средневековый город. И намного старше таких городов, как Екатеринбург или Санкт-Петербург. Сейчас очень много городов, которые на слуху, с хорошей туристической инфраструктурой, но это молодые города. А когда мы говорим про Вятку, то подразумеваем, что это очень старый город. И здесь огромное количество наслоений. Это круто, и это тоже одна из изюминок. То есть, даже разговаривая про какой-то маленький сегмент, например, ссылку, мы можем уйти очень далеко — от первых Романовых, которых сюда ссылали, до ссыльных декабристов, многих прогрессивно мыслящих людей. Но отправляли в Вятку на исправление и всяких жуликов, казнокрадов и махинаторов. Этот вопрос требует изучения, потому что ссыльных было очень много, а говорим мы обычно об определенном наборе персоналий. Мы же не говорим про Романа Медокса, который, по одной из версий, стал прототипом гоголевского Хлестакова. Тоже жулик высшей категории, который во время Отечественной войны с Наполеоном собирал на нее ополчение из горцев. И таких персонажей очень много. Я, кстати, тоже, как правило, исхожу из персоналий. Представьте, на улице Преображенской есть место, где по одну сторону дом, в котором жил молодой Циолковский, а по другую — дом, где чуть позже жил молодой Грин. Два человека, которых мы, по сути, считаем космическими. Один встал в авангарде познания космоса. Второй — Грин — тоже был человеком удивительного мышления. Нас в этом городе проживает полмиллиона, и мы по этим улицам ходим каждый день. Но никто не гарантирует, что сегодня здесь появится Циолковский или Грин. А они появились здесь, на этой самой улице, в этих домах. Циолковский, когда думал о космосе, смотрел в это же серое небо. И погода была примерно такая же. И дома эти все стоят до сих пор, построенные еще в первой половине XIX века. И я на прогулках тоже прошу обратить на это внимание. Вы просто подумайте, как все эти люди дошли до мировой славы? Ведь отсюда все начиналось.
Как ты оцениваешь выступление Владимира Маматова на пресс-конференции президента России Владимира Путина в защиту вятского кваса? Пошло ли это региону в минус или в плюс?
- Не знаю. Однозначно могу сказать, что от этого выиграла компания, которая продает квас. И однозначно выиграл лично господин Маматов. Что это в перспективе даст региону, я сейчас не могу сказать, поскольку это все-таки вопрос не сиюминутной конъюнктуры. Но я просто не понимаю, как можно прийти на пресс-конференцию к первому лицу государства и устроить такое шоу. В чем заключается миссия журналиста? В том, чтобы поднимать важные темы и добиваться, чтобы этот вопрос рассматривался и решался на самом высоком уровне. А вторая позиция — да, жизнь — это веселый карнавал. У президента на пресс-конференциях, бывает, спрашивают и про его личную жизнь, про его собаку и про дочек. Но, к сожалению, там-то можно повеселиться, а в жизни есть огромное количество проблем, в том числе и в нашем регионе, которые нужно решать. И без привлечения внимания федеральных СМИ, президента, правительства это невозможно сделать. Мне ближе первая позиция, что если уж тебе дали слово, то ты должен поднимать реально важные проблемы для региона.
Виноваты все
Вторая номинация, в которой ты также попал в тройку лидеров рейтинга «Бизнес Новостей», — Общественный деятель года. Связана она с твоей активностью в вопросах точечной застройки города Кирова, определения исторической части. В связи с этим можешь сказать, как идет процесс определения зоны исторической застройки сейчас?
- О создании зоны исторического поселения до середины 2014 года, когда начались протесты против строительства торгово-офисного центра напротив филармонии, вообще нигде не говорилось. Те летние события дали толчок к принятию поправок в областное и муниципальное законодательство. Но там возникла очень большая проблема — анонсировано было одно, а на выходе получилось другое. То есть сначала город издал пресс-релиз, по которому границы исторического поселения определялись от набережной Грина до улицы Ленина и от улицы Советской до улицы Орловской. Больше месяца все это обсуждали. И я тоже ходил на мероприятия, говорил в эфире, что это очень мало. Это искажение той исторической реальности, которая существует. Потом на градостроительной конференции “Зодчество-2014” Сергей Шашин (начальник отдела государственной охраны объектов культурного наследия департамента культуры Кировской области. — Ред.), к сожалению, не смог презентовать зону исторического поселения нормально, чтобы всем все было понятно. Его речь изобиловала цитатами из классиков, но в ней не было конкретики. Лишь в конце мероприятия он сказал, что границы исторического поселения чуть ли не до Октябрьского проспекта и Хлыновки. Работа по определению границ еще ведется и будет вестись достаточно долго. Тогда же мы договорились с Сергеем Шашиным о совместной архивной работе по формированию исторических справок по домам. В госархиве области хранится уникальная картотека Анатолия Гавриловича Тинского, который собрал информацию по всем домам в исторической части города.
На твой взгляд, какие ограничения в этой зоне, когда она будет определена, должны быть введены?
- Это, безусловно, должно быть ограничение по этажности, по внешнему виду зданий, потому что у нас все время норовят в центре построить дома из стекла и бетона.
Кто будет определять этот вид? Существует градостроительный совет, но это довольно закрытый орган…
- Сейчас идет речь о том, чтобы в градостроительном совете произошли изменения. На последнем областном гражданском форуме обсуждалась возможность включения в него представителя общественности, чтобы этот человек мог рассказать, что там происходит. На градостроительном совете, действительно, принимаются судьбоносные решения. Но мы узнаем об этом постфактум, когда уже сделать ничего практически нельзя. И остается только разводить руками, говоря, что нас это не устраивает.
Более того, если завернуть этот процесс после принятого решения, как это было, допустим, со сквером у администрации Октябрьского района, где собиралась строить большой конгресс-холл Вятская ТПП, то застройщик попадает на большие деньги. А затем пытается взыскать их с муниципалитета. В результате мы, налогоплательщики, из своего кармана должны платить за ошибки, допущенные конкретными людьми.
- История со сквером очень показательна. Уже дважды покушались на этот сквер. Первый раз, когда ВТПП хотела его застроить, а второй — когда хотели построить развязку. И оба раза жители выходили на защиту. Я недавно нашел фотографию, как этот сквер выглядел в конце 1970-х годов. Потрясающе! Вроде бы ничего особенного нет, но аллеи, дорожки, фонтан, зеленые насаждения... Мне кажется, нет никаких проблем, чтобы этот сквер восстановить в том виде, каким он был в 1970-х годах. У нас же обычно идет речь о том, что раз здесь пустырь и грязь, давайте его чем-нибудь застроим. И то, что его отстояли, очень большое достижение. Я бы поставил его в один ряд с Белой Холуницей, где люди смогли отстоять кусок земли у пруда от постройки там АЗС.
И что произошло в Белой Холунице потом? Сейчас бюджет регулярно, каждый месяц должен перечислять выигравшей суд компании около 300 тысяч рублей. А это значит, что из кармана каждого налогоплательщика возмещается ущерб от непродуманного решения власти. Получается, что, когда мы узнаем постфактум, мы можем завернуть процесс, но в результате каждый из нас заплатит за эту ошибку.
- Тот, кто принимал решение, это тоже часть нас. Потому что решения принимают депутаты — люди, которых избрали мы. Если они нас не устраивают, мы должны задать себе вопрос, тех ли мы избрали. Я с вами согласен, что есть причинно-следственная связь, но давайте тогда искать самую раннюю причину. Конечно, мы платим за те решения, которые принимаются. Кто виноват, что случилась такая ситуация с Дворцом пионеров, что он был никому не нужен, а потом вдруг стал нужен совершенно разным людям? Жители тоже виноваты — они не занимались этим сквером, запустили прекрасный некогда парк. Потому что мы избираем эту власть, допускаем ее до принятия решений. Все логично.
Твоя кандидатская диссертация была посвящена влиянию общественных организаций на социально-экономическую и культурную жизнь Вятско-Камского региона во второй половине XIX – начале XX вв. На рубеже веков именно студенты и гимназисты стали движущей силой революций. Почему наше нынешнее студенчество такое аморфное? Почему нет — я не скажу протестных настроений — нет активности и отклика на происходящие события, которые им не нравятся? Почему студентов сегодня интересуют больше КВН и какие-то плотские утехи?
- У меня знакомые во время предыдущего повышения тарифов на проезд в общественном транспорте студентов организовали митинг у городской администрации. И это был очень малочисленный митинг. Причем они заранее ходили по студсоветам, по профкомам, но никто не поддержал. Почему так? Наверное, в обществе существует такой незримый общественный договор: какие-то материальные блага и потребление в обмен на конформизм.
Иначе говоря, у нас желудок одержал победу над волей и разумом?
- Люди не участвуют в общественно-политической жизни, не ходят на выборы так как не считают эту деятельность приоритетом. Если возвращаться к тому историческому периоду, который случился с 60-х гг. XIX века, то это был огромный толчок для развития общественной деятельности. Вы просто представьте себе: отмена крепостного права произошла только в 1861 году, следом произошли земская, судебная реформы. Когда читаешь метрические книги того времени, у многих крестьян даже фамилий нет. Представляете? О каком уровне развития общественного сознания может идти речь? И с 1860-х годов начинается очень активное развитие общественной деятельности. Люди начинают понимать, что от них что-то зависит, хотят принимать участие в общественной жизни, потому что до этого у них не было такой возможности даже формально. Отсюда развитие и земского движения, которое происходило в Вятке и городского благоустройства, и купечества, которое начинает выполнять социальную функцию. Но в итоге все закончилось 1905-м годом, 1917-м и так далее… А что касается протестов, надо сказать, что всегда наиболее активные студенты жили в больших городах — в Москве, Петербурге и так далее. Это тоже неслучайно, потому что современная система нашей жизни устроена так, что большая часть пассионариев из регионов уезжает в большие города. Соответственно на местах происходит ротация на выходцев из районов. Это другие люди, с другими установками. Я не хочу сказать, что эти установки хуже или лучше, чем у тех, кто уезжает, но это уже представители другого сознания. И в итоге протестные акции не собирают большого количества участников. Я не хочу тут никого осуждать — это личное дело каждого, но в дореволюционный период ситуация была несколько иная. И институты всегда были очень мощной силой, и, если помните, тогда были чугунные университетские уставы...
...потому что это был рассадник инакомыслия?
- Рассадник вольнодумия. И личность преподавателя всегда была больше, чем просто человек, который читает лекцию по бумажке. Это всегда был учитель, проповедник. Это был общественно-политический мыслитель. Не случайно многие великие историки с большим именем преподавали в институте, потому что история — это всегда больше, чем просто рассказ про то, что было раньше. Это всегда совокупность прошлого и настоящего.
Досье:
Касанов Антон Сергеевич - организатор проекта “Пешком по Вятке”
Дата и место рождения: 20 мая 1988 года, г. Киров.
Образование: исторический факультет ВятГГУ, 2010—2013 гг. аспирантура ВятГГУ, кандидат исторических наук.
Карьера: 2011—2014 гг. — главный специалист Государственного архива Кировской области.
Опросник Марселя Пруста:
Если не собой, то кем Вам хотелось бы быть? — Кем угодно.
Где Вам хотелось бы жить? — У моря.
К каким порокам Вы чувствуете наибольшее снисхождение? — Зависть.
Какие исторические личности вызывают наибольшую антипатию? — Николай I. Он очень сильно законсервировал общественную сферу России.
Ваш девиз? — Ответ Остапа Бендера на вопрос “Ваше кредо?” — “Всегда!”
Источник материала — bnkirov.ru
фото с http://bnkirov.ru

QR Распечатать запись Распечатать запись

Комментарии



не публикуется


*

При комментировании матералов соблюдайте общепринятые правила комментирования.
Комментарии с нарушениями удаляются без предупреждений и пояснений.
⇐ назад

 
 
 

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Слободской ЧЁ