12.03.2014
комментарии | 242 просм.

Малый бизнес загнали в капкан


Предприниматели Приангарья заявили о политике двойных стандартов.

Иркутские предприниматели заявили об отсутствии в России благоприятной среды для развития малого и среднего бизнеса, что вынуждает субъекты экономической деятельности уходить в тень. Заступники бизнесменов Приангарья — председатель общественной организации предпринимателей Иркутской области Ильдус Галяутдинов и уполномоченный по правам предпринимателей Алексей Москаленко, давая оценку состоянию российской экономики, высказали мнение, что федеральные власти лишь говорят о том, что создают условия для предпринимателей, а на самом деле всячески препятствуют созданию благоприятной среды для развития бизнеса. Государство душит налогами и банкам позволяет измываться над коммерсантами. А возникшая в результате безграмотных государственных решений теневая экономика становится благодатной почвой для расцвета коррупции.

— Средний, малый бизнес — это люди, которые занимаются спасением себя. У них выбор какой? Умирать или жить. Они предпочитают жить, как могут в тех условиях, в которых они на сегодняшний день существуют. Работать в них легально — это утопия, — заявил Ильдус Галяутдинов на круглом столе. — Поэтому теневая экономика, родившаяся благодаря принятию неправильных решений на уровне власти, к сожалению, процветает. Под теневой экономикой мы понимаем людей, которые занимаются самоспасением и не платят никаких налогов, потому что у них такой возможности нет, но жить хочется. При этом на уровне государства принимаются меры под предлогом изменения ситуации в лучшую сторону, но в реальности они только усугубляют ситуацию.

Как отмечает руководитель общественной организации, малому и среднему бизнесу что-либо производить в тех условиях, которые в стране законодательно созданы, реально невозможно. «А если ты вдруг такой дивный светоч, гений и создашь какое-то супергениальное предприятие, у тебя его обязательно отнимут, ты его лишишься на якобы законных основаниях, — подчеркивает Ильдус Галяутдинов. — Наш малый бизнес не создает конкурентоспособную продукцию, с которой можно было бы выйти за рубеж. И не потому что мы от рождения идиоты. Идеи есть, но реализовать их здесь невозможно».

Предприниматель говорит, что малый и средний бизнес был вынужден адаптироваться к агрессивной среде, которая то увеличивает, то уменьшает концентрацию кислоты. «И предприниматели, соответственно поведению кислоты, под нею я понимаю государственное регулирование экономики, защиту свою то увеличивают, то уменьшают. Дали чуть-чуть вздохнуть, люди начали работать легально, увеличили в два раза налоги — они снова как ракушки захлопнулись», — говорит Ильдус Галяутдинов.

Он отмечает, что следствием теневой экономики становится коррупция, которая как ржавчина все поедает. Особое внимание руководитель общественной организации обратил на распределение дотаций из бюджета между субъектами предпринимательства. Это чрезвычайно коррумпированная система, подчеркивает Галяутдинов. И в Иркутской области, на его взгляд, чаще всего с коррупционными проявлениями сталкиваются аграрии при взаимодействии с министерством сельского хозяйства.

— Губернатор нашему Минсельхозу дал указание — создать центр бесплатного консультирования сельхозтоваропроизводителей. Указание под козырек берется и под шумок заволакивается. Прошел год, а центра нет. Пройдет еще два года, и его так и не будет, — заявил Ильдус Галяутдинов. — Когда фермер идет в Минсельхоз, чтобы получить помощь, ему говорят, что обязательно помогут, надо только составить бизнес-план. А он бизнес-план каждый день не составляет, поэтому идет в платный консультационный центр, которых у нас великое множество и которые так или иначе аффилированны с Минсельхозом. 5 тыс. рублей надо выложить за стандартный пакет, который раздают всем. А чтобы потом получить грант, надо еще 45 тыс. в зубах принести. Отражается это потом на стоимости продукции или нет? Наивный вопрос.

Руководитель общественной организации отмечает, что аграрии Приангарья хотят и способны производить сельскохозяйственную продукцию лучше и дешевле, чем граждане Китая, но это им не позволяют делать. «Ставятся заградительные условия, с которыми иностранный производитель не встречается, — говорит Галяутдинов. — Мы сами, декларируя о продовольственной безопасности, делам все, чтобы ее не было».

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Иркутской области Алексей Москаленко в свою очередь назвал спекулятивной политику российских банков по кредитованию бизнеса. Как заявил омбудсмен, процентные ставки, по которым банки выдают займы предприятиям, делают кредиты непосильным бременем.

— Кредиты легко взять физическим лицам, поэтому они и набирают их по пять, по семь, по 20. А предпринимателям кредиты взять не так-то просто. Предприниматель решается на этот шаг в самой тяжелой ситуации, когда нужно выживать и погашать предыдущие кредиты, иначе придется закрывать бизнес, — говорит Алексей Москаленко. — И они находятся на грани — нужно себя кормить, обеспечивать рабочие места, нужны постоянные индульгенции для повышения оборотных средств.

Кроме того, Алексей Москаленко отмечает, что российское правительство до сих пор не решило вопрос страхования вкладов юридических лиц. Если при закрытии банка физическому лицу гарантируют получение хотя бы 700 тыс. из вклада, то предпринимателям никто таких гарантий не дает. Между тем для мелких организаций это весомые средства. «Лишая лицензии банк, никто не думает о том, что какая-то часть вкладов будет выплачена, а какая-то потеряна. А что такое потерянные деньги для индивидуального предпринимателя? Это невыполнение своих обязательств по платежам, кредитных обязательств перед банком. Что делать? Разоряться? — задается вопросом омбудсмен. — У нас правительство сразу начинает предлагать «умные» вещи. Например, организовать кредит дешевле. То есть одной рукой отбирает, другой — опять дает кредит. В этой ситуации выигрывают только банки и страховые компании. Остальные думают, как дальше жить».

По мнению омбудсмена, малый и средний бизнес в стране находится в очень тяжелой ситуации. Власти декларируют, что предпринимателям нужно развиваться, но какие-то шаги для его развития не делает и условия не создает. «На днях выступал в интервью председатель КНР, который заявил, что доля предпринимательства в валовом доходе республики 46%, у нас 19%. В европейских странах доходит до 70-80%», — говорит Алексей Москаленко.

Он подчеркивает, что если государство не может обеспечить рабочими местами все работоспособное население, то надо дать возможность населению самому себя прокормить.


QR Распечатать запись Распечатать запись

Комментарии



не публикуется


*

При комментировании матералов соблюдайте общепринятые правила комментирования.
Комментарии с нарушениями удаляются без предупреждений и пояснений.
⇐ назад

 
 
 

Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Слободской ЧЁ